Автомобильные новости

"Дакар-2018": "КАМАЗ-мастер" подводит итоги 2 этапа (+фото)

 

Команда "КАМАЗ-мастер" подводит итоги 2 этапа ралли "Дакар-2018". Победа Эдуарда Николаева, авария Айрата Мардеева и другие подробности.

Второй день "Дакара-2018" оказался богатым на события и неожиданности. В меню был 267-километровый кольцевой этап в Писко на 90% состоявший из внедорожной секции. Рельефные дюны с песком особенно рыхлым в этот жаркий сезон представляли собой серьезную преграду на пути экипажей к финишу. После этапа на вопрос Владимира Чагина - насколько по 10-балльной шкале можно оценить их сложность, Эдуард Николаев ответил: “На семерочку”.

Уже в 6 утра был дан старт в категории АВТО. За ними стартовали мотоциклисты и квадроциклисты. Поэтому к моменту старта грузовиков спортивный трек был уже прилично изъезжен вдоль и поперек и стал сплошным ребусом для штурманов. Хладнокровие и быстрота реакции – два важных качества необходимые сегодня. С этой точки зрения лучше всех проявил себя экипаж Эдуарда Николаева, записавший по итогам дня на свой счет еще одну победу на этапах Дакара. Другие камазовские пилоты были, к сожалению, менее удачливы.

В дюнах на 68 километре трассы «лег на бок» экипаж Айрата Мардеева. На выручку товарищам по команде пришел экипаж Антона Шибалова. Проблемы с застреванием в песках имели сегодня Мартин Ван Ден Бринк (РЕНО) и Сергей Вязович (МАЗ). На машине еще одного мазовца Александра Василевского вышла из строя турбина. Артур Ардавичус (ИВЕКО) имел проблемы с подкачкой колес и также потерял время в песках застряв в неудобном месте.

Эдуард Николаев, пилот экипажа №500:

"После старта догнали стоявшего Ван Ден Бринка. Непонятно из-за чего он стоял – возможно разбортировался. Почти до 100-го километра были пески. Не сказать, что непреодолимые. Скорее на бдительность. Дюны кривые, косые: важно не допустить ошибку, вовремя давление отрегулировать, вовремя нужную передачу включить. Попали в большую воронку. Не заметили сразу - все сливается в песках. Так что трудно было не попасть в нее. Выехали из нее с третьего раза. Структура песка своеобразная. Низина жесткая, а отвесы воронки - надутый пухляк. Здесь мы около 2-х минут потеряли. Потом нагнали Лопрайса. Как раз дюны начали чередоваться с жесткими участками. В дюнах мы Лопрайса догоняли, а на жестких дорогах он ехал быстро и подрезками-подрезками догонял нас. Перед финишем была небольшая заминка с взятием навигационной точки".

Дмитрий Сотников, пилот экипажа №502:

"Начали этап – увидели, что экипаж Антона Шибалова "сидит". В этом месте был рыхлый склон, он видимо задом сдавал и уперся. Подъехали, выдернули. Затем начались так называемые тычки – острые неприятные дюннеты. Раза два вставали. Потом попали в огромную воронку, в диаметре нескольких километров. Выехать было очень непросто. Спускали колеса вплоть до 1,5 атмосфер. Несколько безуспешных попыток сделали, чтобы выехать. Потом немного остудили мотор, это помогло набрать необходимую мощность, все-таки выскочили. В конце не сразу взяли очередную контрольную точку, прошли-то всего несколько метров левее от трека – точка не взялась и пришлось возвращаться. Невидимая точка. Здесь все кружили – во многом дело везения. С машиной в целом все нормально. Мотора, конечно, немного не хватает в дюнах. Особенно, когда температура поднимается, поэтому приходится под него подстраиваться".

Айрат Мардеев, пилот экипажа №507:

"В начале этапа все шло неплохо. Хотя много было застрявших экипажей и было непросто между ними ехать. Потом увидели машину Антона Шибалова, застрявшую в неудобном месте. К счастью увидели его заранее иначе можно было ему на крышу приземлиться. Достали трапы. Неудобное место, но вытянули. Потеряли около 20 минут. Потом доехали до этой злосчастной воронки, очень глубокой. Много джипов, грузовиков, мотоциклистов в ней застряли. Вертолеты кружили. Чего в ней только не было. По обычной траектории проехать ее невозможно. Очень рыхлый песок. Джипы все распахали. Нашли неплохую траекторию, поднялись но на вершине был застрявший джип, начали уходить от него правее и уже по косогору хотели перевалить дюну. Я прекрасно понимал, что делаю и контролировал машину. Но в надутом пухляке машина завалилась на бок".